Выдержки из статей журналистов о премьере драмы "Джут"
Главная /  Информация /  Публикации /  Выдержки из статей журналистов о премьере драмы "Джут"
Выдержки из статей журналистов о премьере драмы "Джут"

Джут: со сцены о страшной трагедии

Юбилейный 130 сезон русский театр драмы имени Н. Погодина завершил премьерой драмы «ДЖУТ» по пьесе современного драматурга Олжаса Жанайдарова - казаха, большую часть своей жизни прожившего в Москве. Его пьесы ставились в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, теперь и Петропавловска.

Над спектаклем работал молодой режиссер Тимур Каримжанов. Оценку постановка получила неоднозначную, но большинство зрителей уходили из театра в глубокой задумчивости…

А автору этих строк захотелось узнать о довоенной истории Казахстана немного больше, чем то, что давали когда – то на уроках в школе…
К моему удивлению скудную информацию о казахстанском джуте удалось найти лишь в «Википедии». Было еще несколько журналистских статей и интервью радио Азаттык с главным редактор литературного журнала «Простор» Валерием Федоровичем Михайловым – автором книги - «Хроника Великого джута», которая вышла в Казахстане в мае 1990 года, буквально сразу же после отмены цензуры первым и последним президентом СССР Михаилом Горбачевым. Книга до выхода в печать готовилась в тщательной конспирации...
Алена ЛЮБУШАК "Неделя СК"

«Джут». Гимн исцеляющей Любви

... Но Великий джут, как и Москва, слезам не верит… Сауле со своей мощной энергетикой берет на себя тяжелое бремя ответственности за судьбу семьи, хоть и не женское это дело... Твердая, решительная, принципиальная, она каждый раз уверяет: «Я что-нибудь придумаю!» Но принимать какие-либо решения в сложившейся ситуации - все равно, что идти по минному полю: не там, так тут обязательно подорвешься…

Главным вопросом в этой юрте, как и во всех других, является насущный вопрос выживания, который каждый решает сам за себя. Люди превращаются в зверей, да только и у животных есть свои законы. Но людям не до правил - голод отнимает последние силы и сводит с ума. В степи творятся страшные вещи: кочевники выкапывают чужие могилы и поедают свежие трупы, матери топят в реке детей, как котят... Ахмет скормил два пальца сыну, но тот все равно не выжил, умер, не дотянув немного до аула… Не сразу примечаю в ветхом жилище детскую колыбель - там спокойно спит дочурка главных героев Зере. Умом понимаю, что вскормить младенца в такой обстановке практически невозможно, но в душе теплится надежда. «Мы выживем!» - с уверенностью говорит Сауле. А Ахмет делает всё, чтобы прокормить семью, его разум затуманен добыванием пропитания: он устраивается на работу, приносит в дом еду, получается даже откладывать «соғым» - запасы мяса на долгую зиму. Эти запасы могли бы обеспечить семейству пусть не сытую, но все-таки достойную жизнь. Но Сауле решает по-другому, выйдя на улицу и раздав все мясо другим жителям аула.

Вспоминается строчка из песни легендарной «Машины времени» о чудаке, который разжег большой костер и всё спалил за час: «Но в этот час стало всем светлей»… Что значил один кусок мяса для каждого из голодных - всего лишь еще один день или шанс выстоять, выжить в этом кошмаре? Не столь важно, главное, она осталась честным человеком и не пошла на сделку с совестью…
Татьяна ДЕЛЛЬ, "Проспект СК"

Не подлежит забвению

.... Эта история почти 100-летней давности постоянно обращена в наши дни. В Москве, куда неоднократно перемещается действие спектакля, внук Ахмета Ербол (артист Евгений Патешкин) пытается заинтересовать журналистку Елену (артистка Ирина Пашкина) темой Великого джута. Он приводит доводы, которые не могут не заинтриговать человека, пишущего «историю современности», передает журналистке дневник Ахмета, не без настойчивого нажима Сауле в те 30-е отразившего хронику отравленной голодом повседневности. Однако участников этих, как оказалось, непростых переговоров быстрее предложенной Ерболом темы сближает молниеносно вспыхнувшая страсть. И все же не гаснет надежда на то, что дневник Ахмета не будет предан забвению.
Возникает ощущение, будто московские сцены в спектакле идут вторым планом. Что может быть причиной такого восприятия их?

Изобретательным решением пространственного размещения места действия эти сцены приподняты над основной площадкой и в свое время словно «включаются» на некоем экране. Это не второй, а скорее - крупный план...
Николай ДРОЗДЕЦКИЙ, "Северный Казахстан"

Голод страшнее войны

... Если мы до сих пор не убедили вас, что спектакль «Джут», пресс-показ и премьера которого состоялись на прошлой неделе на сцене областного русского драматического театра им. Н. Погодина, должен быть в списке обязательно увиденных вами, то знайте следующее. Пьеса «Джут» заняла первое место на Всероссийском драматургическом конкурсе «Действующие лица – 2013» и третье место на Международном конкурсе современной драматургии «Свободный театр - 2013» в номинации «Пьеса». Более того, эту драму литературные критики называют наиболее зрелым произведением молодого российского автора с казахскими корнями Олжаса Жанайдарова.

Задачей драматурга в ней было показать трагедию всего народа через призму горя одной семьи. Здесь не называют имен, не обвиняют, не ищут причин беды, не дают политическую оценку. Это история о том, стоит ли бороться, если не видно выхода. Как не сойти с ума и не сдаться, если ты пережил своих детей? Можно ли верить в будущее, когда у тебя забирают последнее? И самый главный вопрос: можно ли остаться человеком в нечеловеческих условиях?
Ерлан ОРАЗОВ, "Добрый вечер"


Справка о постановке "Джут"

Автор - Олжас Жанайдаров.
Режиссер - Тимур Каримжанов.
Художник-постановщик, костюмы - Андрей Мелентьев (г. Екатеринбург, Россия).
Музыка - Давид Литвинов.
Хореография - Жанна Темербаева.

Актерский состав:

Ахмет - Роман Лахтин.
Сауле - Екатерина Литвинова.
Ербол - Евгений Патешкин.
Елена - Ирина Пашкина.
Официантка - Марина Черняк.
Аруахи (духи предков) - Оксана Дергачева, Ирина Астанина, Евгения Торлопова, Артур Вайковский, Жуман Муканов, Ангелина Щербакова.