Тевье

Смейся, когда уже не можешь плакать
Новой постановкой пополнился репертуар областного русского драматического театра им. Н. Погодина. Здесь замахнулись на яркую пьесу Григория Горина «Поминальная молитва», в которой есть и смех, и слёзы, и исторический подтекст, и выразительные характеры, и диалоги, которые хочется цитировать, и острейшая, но при этом естественная драматургия. Сыграли спектакль с не менее широким размахом. Новинка уже по-настоящему полюбилась зрителю – заслуга в этом всего коллектива театра, трудившегося над постановкой. А к любой сцене подходит горинская ремарка: «Все смеются и плачут».
В погодинке этот спектакль получил другое имя, но стоит сказать, что смысл остался прежним. Художественный руководитель театра Елена Покрас, работавшая над постановкой, назвала её «Тевье…История одного еврея», что не стало ошибкой. Ведь автор пьесы, пересказывая историю одного человека, рассказывает о жизни народа в целом и попутно размышляет, философствует, обращаясь к другим темам: любви, веры, надежды… Перед зрителями разыгрывается драма человеческой жизни.

 


Формула жизни
Герои спектакля – на пороге революционных перемен. В украинской деревне Анатовке живут представители разных национальностей: русские, евреи, украинцы. Национальный характер проявляется в персонажах: это и юмор, и одежда, и свои сильные и слабые стороны. Такое разнообразие и сочетание делают жизнь, несмотря на её бедность, социальное неравенство, да ещё и мятежное преддверие, весёлой, интересной и пока ещё мирной. До гонений на евреев и погромов. А после они становятся свидетелями и участниками народных волнений, докатившихся до них с «большой земли». В патриархальный уклад их и без того небогатой и трудной жизни врываются новые трагедии. «Да, мы избранный народ, Бог мой, но иногда выбирай кого-нибудь другого», - эти слова молочника Тевье как нельзя лучше говорят о непосильных переживаниях. Но выстоять помогают любовь, вера и природное чувство юмора.
Любовь и смех, боль и унижение, терпение, терпение, терпение... Такова формула жизни молочника Тевье. Его мир – деревня Анатовка, его богатство – любимые жена и пять дочерей. А судьба – телега, которую взваливая каждый день на свои плечи, и в стужу, и в зной должен тащить старый еврей. И это ещё не всё. Как смириться? Но Тевье не только мудр, он умеет сострадать, помогать другим и в самые трудные моменты жизни вести с Богом ироничные разговоры по душам. Умеет оставаться человеком.


Смех сквозь слёзы

Очень ценно, что в спектакле задействована добрая часть актёрской труппы, где старшее и молодое поколение раскрываются перед зрителями в едином целом. Постановка смотрится на одном дыхании. Сюжет заключается в том, что люди разной веры могут жить в мире и взаимопонимании. Стоит заметить, что на первый план выносится не политика, а чувства людей, на судьбу которых выпали разного рода испытания. В этом спектакле мастерски соединяется комичное и трагичное начало. Смех из-за многочисленных шуток – слёзы над судьбой Тевье и его народа – смех сквозь слёзы.

Две трети спектакля зрители веселятся. Диалоги, написанные Гориным, совершенно не устарели и по-прежнему остроумны, так и хочется цитировать некоторые перлы. У Тевье (арт. Алексей Никулин) свои заботы: коров вовремя подоить, сыр хороший сделать, продать молоко свежим, дочерей удачно замуж выдать… Бог дал ему хорошую жену Голду (арт. Ирина Полещук), действительно, она – чистое золото: добрая, трудолюбивая, терпеливая. Вдвоём они вырастили пять чудесных дочерей, но как устроить их будущее в такое сложное время? Воспитанные в строгой вере, девушки хотели бы быть послушными родителям, но судьба распорядилась иначе.


Старшая дочь Цейтл (арт. Татьяна Фомиченко), к которой сватается обеспеченный, по местным меркам, мясник Лейзер-Волф (арт. Анатолий Наргеленас), давно уже полюбила нищего портного Мотла. Так чаще всего и происходит: бедные тянутся к бедным, а деньги к деньгам. Мотл (арт. Константин Демидов) застенчив, но настойчив. Опасность потерять невесту превращает его в яростного борца за свою любовь: он цитирует Священное писание побойчее самого Тевье и добивается своего. «Вежливый зять – уже неплохо, а теперь идите. Мне надо обрадовать маму. Да так, чтобы она не умерла с горя», - печально иронизирует отец над помолвкой дочери с нищим портным.
Вторая дочь Годл (арт. Екатерина Литвинова) влюбляется в студента Перчика (арт. Ярослав Чумак), мало того, что бедного, так ещё и революционера, им предстоят тяжкие испытания. Третья Хава (арт. Елена Вахрина) вообще уходит из семьи за своим русским женихом Фёдором (арт. Роман Лахтин) в православие, подвергая себя отцовскому проклятию.


Огорчения и печали, болезни и неприятности хорошо приправлены острым юмором Тевье. Цитата: «Урядник: «Хороший ты человек, Тевль, хотя и еврей». Тевье: «Кому-то надо быть евреем, ваше благородие. Уж лучше я, чем вы, господин урядник...».
Урядник (арт. Юрий Долгий), порядочный хитрец и взяточник, но свою меру знает – больше нужного не берёт, и человеком оказывается довольно порядочным: не раз предупреждает евреев о готовящихся погромах, искренне недоумевая, кому это понадобилось.
Как не улыбнуться на спектакле колоритному свату Менахему (арт. Виталий Алфимов), хвастающемуся хорошим табаком и наличием галстука-«бабочки», при этом демонстрирующему залу дырявые подошвы. Никто в Анатовке всерьёз не воспринимает свата. Цитата: «Менахем, беря из чашки изюм: «Где вы берёте такой крупный изюм, Голда?». Голда: «Это вы берёте, а мы покупаем...».


Но от смеха до слёз всегда недалеко. Умерла Голда. Её могила тут, а Тевье с семьей надо покидать Анатовку из-за царского указа о выселении евреев. Вот тут подкатывает ком к горлу. За что? И трудно удержаться от слёз, когда наступает момент прощания. Сосед плотник Степан (арт. Евгений Патешкин) обещает ухаживать за могилкой: «Что я, Голду брошу, что ль? Пока живой, я с ней... Да и потом... Я так понимаю, Тевль, люди только здесь, на этом свете, по разным кладбищам разбегаются. А там все вместе будем? Верно, Тевль?». А Лейзер, отбывающий в Америку, всовывает несостоявшейся невесте Цейтл деньги за несуществующую корову: «Мне будет приятно знать в Америке, что здесь пасётся моя бурая... Не обижайте, прошу!». И как удержаться от смеха, когда к семейству Тевье, собравшемуся навсегда покинуть деревню, сват Менахем привозит свою маму – «подышать воздухом», а ведь это он должен был встречать гостей.
«Господи милосердный, и Ты хочешь, чтоб я молчал?» - не выдерживает под конец Тевье, давший себе обет молчания. Смеётся. За ним начинают смеяться остальные. Начинается какой-то нервный смех, перемежаемый всхлипываниями...


Что сказать? Тяжела судьба главного героя спектакля – молочника Тевье. Он беден, но твёрдо придерживается своей веры: она-то и помогает ему выдержать все «удары судьбы». Стараясь быть строгим родителем, он всё же не неволит дочерей выходить за тех, кто не мил их сердцу. Актёру удалось передать ту черту характера своего персонажа, которая заставляет зрителя не просто симпатизировать герою, но и восхищаться им. Сколько силы, любви, мужества скрывается за добрым лицом Тевье, и сколько боли от несправедливости жизни читается в его глазах.


Результат большой работы
Над постановкой «Тевье… История одного еврея» погодинцы потрудились на славу. Прекрасно подобрано музыкальное оформление. Задорные танцы поднимают настроение и вызывают улыбку, а слова еврейской песни «Шалом Алейхем» ещё долго звучат в голове у зрителя. Колорит спектакля подчеркнули живой музыкой в исполнении струнного квартета «Belcanto» областной филармонии. 
А взгляд с самого начала привлекла сценография спектакля. В её деталях главный художник театра Галия Кожахметова глубоко отразила атмосферу времени – начало XX века. Интересно было наблюдать за тем, как дом главного героя трансформируется то в маленький трактир, то в большой светлый храм. Внимания заслуживает и деревянная телега – вечная спутница молочника Тевье, да и дерево, которое становится практически священным. Это не просто дерево, оно является связующим звеном между поколениями. Именно поэтому оно дорого для молочника. С отчаянием Тевье восклицает в финале: «Вот дуб растёт. Его отец сажал, я растил. Как его с собой взять? Корни не выкопать, да и не приживется он на новом месте. Что остается? Рубить?». Для людей, привыкших жить на своей земле, покинуть деревню – значит погибнуть, потерять корни, предать предков.
Словом, прошедший спектакль – результат большой работы всех творческих цехов. А тем, поднятых в нём, достаточно, чтобы заинтересовать разные поколения зрителей. И тема любви стала одной из ключевых. Она просматривалась не только в сценах с влюблёнными, она была и в отношении к ближнему. Тому подтверждение – сцена с урядником и арестом Перчика, прощение Тевье своей дочери, зятя и другие эпизоды.


А в заключение…
…хочется сказать: «Тевье… История одного еврея» - удивительный спектакль о красоте и счастье жизни. Это история о людях, которых разделяет многое – вера, язык, обычаи. О людях, которые, несмотря ни на что, сохраняют в себе человеческое понимание любви и добра, способное спасти этот безумный, постоянно рушащийся мир. Трагичный и одновременно смешной, спектаклль показывает совсем необычную жизнь с множеством перипетий, с искренней любовью, настоящей дружбой. Оптимизм Тевье даёт надежду, учит переносить все невзгоды и с улыбкой встречать новые. Смеяться над всеми ударами судьбы. И пусть в постоянной череде событий мы, как Тевье, идём по дороге жизни, тянем за собой каждый свою телегу, свою ношу – падать духом не следует. Важно сохранить в сердце свет. 
Премьера состоялась ещё 24 ноября. Зритель в этот день испытал настоящий катарсис и на поклонах не давал уйти артистам (думается, такая картина повторится ещё не раз после просмотра этого спектакля) То, что они рассказали, действительно нужно каждому из нас. Это настоящее чудо, рождённое на сцене.

Справка «ДВ»
«Поминальная молитва» - четвёртая из шести пьес, созданных Григорием Гориным на основе классической прозы. Она создавалась специально для постановки в московском театре им. Ленинского комсомола и была завершена в 1989 году.
Спектакль очень хорошо был встречен и зрителями, и критикой. Роль Тевье-молочника называли одной из лучших театральных ролей Евгения Леонова. Ошеломительный успех спектакля привлекал к нему внимание далеко за пределами Москвы. Возможность прикоснуться к постановке получили телезрители благодаря телеверсии 1993 года, снятой творческим объединением «Артель» по заказу телеканала «РТР», режиссёром выступил Виктор Безега.

Ерлан ОРАЗОВ,
газета «Добрый вечер»